Вязание | Главная страница

 


Немного из истории вязания

И опять старая истина: нет ничего нового под солнцем. Прикладное искусство, начало которого теряется в глубинах истории. Самые древние из вязаных вещей, найденных в области Старого света, относятся к IV—V вв. н. э., а в области Нового света (Перу) — приблизительно к началу III в. н. э. Но каким было это ремесло ранее?

Ведь древнейшие находки свидетельствуют уже о достигнутом высоком уровне как в технике вязки, в составлении узоров, так и в подборе цветов, а период раннего развития несомненно был очень длительным. Исследователи стремятся доказать, что в действительности еще задолго до начала нашей эры люди владели техникой вязания и применяли ее.

В различных странах Востока, якобы, обнаруживаются доказательства использования вязаных частей одежды в древнейшие времена. В гробнице Аменемхата в Бени Гассане был обнаружен настенный рисунок, который относится приблизительно к XIX в. д. н. э. и изображает семитов, четыре женские фигуры среди которых одеты в своего рода вязаные платья. В развалинах дворца Сенахериба в Ниневии был обнаружен рельеф воина в носках с подвязками, которые поразительно напоминают современные.

В 1867 г. Вильям Фелкин в своем труде об истории чулок стремился путем более или менее логических умозаключений доказать, что вязание было известно еще во времена Тройской войны и в период возникновения "Илиады" и "Одиссеи" Гомера и лишь из-за неточности переводчиков и переписчиков, а возможно, и из-за подобности выражений произошла замена слов "вязанье" и "тканье".

Так, якобы, Пенелопа, ожидающая возвращения своего мужа Одиссея, сдерживала нетерпеливых женихов обещанием, что выйдет замуж, как только будет готов убор, а ночью всегда распустила то, что за день соткала, вернее, связала, потому что только вязаную вещь можно быстро, без нарушений нити и видимых следов распустить, но не сотканную. И на древних греческих вазах времен Тройской войны встречаются изображения пленной тройской знати в узких, облегающих штанах, напоминающих вязаные трико торжественного убора венецианских дожей эпохи на 2500 лет позже. Однако, все это лишь конструктивные предположения и заключения, часто опровергнутые и поставленные под сомнение археологическим исследованием.

Но, если принять во внимание, что первые вязаные вещи — технически сравнительно сложные — относятся к III—V вв. н. э., причем, обнаруженные в местах взаимно очень отдаленных, мы должны считать доказанным, что вязание возникло гораздо раньше, хотя и не знаем когда. Если принять во внимание, что каждый вид труда развивался в то время медленно, то не исключено, что вязание было известно уже за несколько столетий до нашей эры. Тканье и вышивка были известны еще в древнем Египте, что доказывают, например, находки прекрасно и художественно вышитых тканей и украшений в гробницах египетских фараонов.

Поэтому есть доводы предполагать, что в то время было известно и вязание, которое по своим принципам относительно несложно. Оно практически не требует никакого технического оборудования, поскольку первоначально вязали без каких-либо приспособлений, т.е. просто на пальцах, а позднее с использованием спиц или рам (этот тип вязки иногда ошибочно определяли как египетский). Также понятно, почему не были найдены вязаные вещи того периода, ведь ручной трикотаж сравнительно легко подвергается порче.

Точно так не исключено, что вначале вязаные вещи входили в каждодневный обиход низших каст (семитки, рельеф воина, носки в коптских гробницах), и, конечно, не могло не иметь значения то, что вязаные вещи можно было легко распустить и связать иные, чем значительно снижались долгосрочность и прочность материала. Правда, некоторые исследователи считают точнее не определенные остатки некоторого текстиля из египетских гробниц XIII в. д. н. э. за остатки вязаных изделий, но они находятся в таком состоянии, что точное определение невозможно.

На более реальную базу переносят нас две группы находок: с начала III в. н. э. в Перу и IV—V вв. н. э. в области Европы. К эпохе культуры Прато-Наска в Перу относится редкий экземпляр декоративного вязаного пояса с колибри. Сложность рисунков, тонкость деталей и расцветка свидетельствуют о высокой технике вязания. Оригинал экспонируется в Текстильной галерее Института Искусств в Детройте (Institute of Arts).

Из коптских гробниц в Египте сохранились экземпляры некоторых вязаных вещей IV—-V вв. н. э. Детский носок из цветной шерсти связан сравнительно сложной техникой. Большой палец отделен от остальных пальцев так, чтобы между ними мог проходить ремешок сандалии. Находки хранятся в Музее императора Фридриха в Берлине (Kaiser-Friedrich- Museum) и в Музее Виктории и Альберта в Лондоне (Victoria and Albert Museum).

Приблизительно к тому же периоду относятся, по мнению Э. Фровайна, находки вязальных спиц в германских гробницах. Находка длинных шерстянных штанов с пришитым носком (чулком) в германской гробнице, относящейся приблизительно к IV в. н. э., в датских болотах (Южн. Баруп) могла бы быть доказательством высокого уровня культуры одежды у древних германцев и владения техникой вязки(Eberhard Frowein.Die Romantik des Strumpfes).

Общие неупорядоченные отношения в области Средиземноморья оставили нам вплоть до XIII в. н. э. очень мало находок. Вязание в тот период развивается, главным образом, на Востоке и в странах с влиянием арабской культуры. Остатки прекрасного арабского вязанья VII—IX вв. н. э. были обнаружены в египетском Фостате. Это вязание с красивым сложным геометрическим узором и с яркой расцветкой (коллекция д-ра Фрица Икле). Иная находка — часть вязаного шарфа с подобным рисунком — относится к периоду исламской эпохи в Египте, приблизительно к XII в. н. э.

Сохранилось сообщение, что в 1181 г. сарацинский вязальщик, имя которого неизвестно, изготовил чулки искусной вязки для Вильяма II Норманского. Следы вязания были обнаружены также в Англии и Шотландии, где после проникновения норманской культуры появились вязаные шапки. Сами норманны научились искусству вязания, вероятно, у сарацинов (Glassmann jr., Menschen und Machen).

В XIII в. вязание уже сравнительно расширилось в Италии как вид домашней работы. Этому определенно способствовали крестовые походы. Позднее это прикладное искусство попало в Испанию, откуда снова широко распространилось во Францию, Англию, Шотландию, Германию итд. В XVI в. вязание уже известно во всех странах Европы, а вязаные вещи, особенно чулки, стали очень популярны, главным образом, на королевских дворах и среди знати. Вязание в тот период завоевало Европу.

По мнению Глассманна мл.,(Menschen und Machen), первым, кто носил вязаные чулки, был несомненно Генрих IV, английский король (1399— 1413 гг.). Широко известен портрет Генриха VIII, написанный Гансом Гольбейном в 1537 году, на котором английский король изображен в вязаных шелковых чулках. Из французских королей вязаные шелковые чулки носили Карл IX (1550— 1574 гг., Венская картинная галерея) и Генрих III (1574—1589 гг., Лувр, Париж). Ручное изготовление вязаных чулок в то время значительно опередило остальное производство и скоро было организовано в цехах. Пражский Цех вязальщиков был основан в 1612 году; еще ранее подобные цехи возникли во Франции, Англии и Германии.

В мужской моде того времени были популярны длинные штаны-калготки и вязаные чулки, которые плотно облегали тело и лучше подчеркивали форму ноги, чем сшитые чулки. Интересно, что вязание было вначале исключительно мужским ремеслом и что мужчины боролись с женской конкуренцией даже специальными договорами. Так пражские чулочники в 1612 году постановили, что под страхом денежного взыскания не примут на работу ни одной женщины. Лишь позднее, когда вязание расширилось, им стали заниматься, прежде всего, женщины, которые собирались на посиделки с вязаньем.

Как каждая новинка, так и вязание встретилось с разными трудностями и нашло, кроме приверженцев, своих противников. Магистрат Магдебурга, например, в 1583 году огласил распоряжение, которым запрещалось носить шелковые чулки как вредную и излишнюю роскошь. На вязаный товар были установлены — даже парламентскими актами — довольно высокие официальные цены (в 1488 г. в Англии цена вязаных шапок). Несмотря на сравнительно широкое распространение вязания, стоимость трикотажного товара, особенно чулок, была очень высокой.

В регистрации расходов сэра Томаса Л'Эстранжа есть запись от 1533 года: "Peyd for 4 peyr of knytt hose VIII s." т. e. "За 4 пары вязаных чулок уплачено 8 шиллингов." Но хорошая вещь всегда пользуется успехом. Елизавета Английская (1558—1603 гг.) на третий год после вступления на трон получила в подарок от своей придворной дамы госпожи Монтаг пару черных шелковых чулок, которые связала ее горничная. С тех пор королева не желала носить никаких иных чулок, кроме тех, которые вязала эта горничная. Одна пара сохранилась в коллекции лорда Солсбери, и это действительно отличные чулки.

Елизавета Английская вообще любила одеваться с известной роскошью. Например, над убором, в котором она приняла французского посла маршала Бирона, сто работниц трудилось в течение трех недель. После ее смерти осталось 3000 платьев. О скорости, с которой в то время распространялось вязание, свидетельствует следующий факт: когда в 1579 году королева Елизавета посетила школы в Норвич, она узнала, что уже довольно много детей здесь учатся вязать чулки.

В Германии, пожалуй, первое сообщение о вязании относится к 1417 году. Запись о мастере Давиде по прозвищу Вязальщик находится в хронике города Апольды от 1593 года. Сохранились документы и о вязании иных вещей каждодневного обихода, кроме чулок. Известная храмовая картина мастера Бертрама, написанная около 1390 г., — „Мадонна с вязаньем" (Kunsthalle Hamburg) — представляет деву Марию вяжущей на 4-х спицах рубашку для младенца Иисуса. Ангелы, наблюдающие за этой работой, заметно удивлены. На картине ясно видна уже почти готовая рубашка.

Есть и в Праге очень известный и своего рода исключительный исторический предмет средневекового искусства вязания. Это вязаная перчатка, известная под названием перчатки св. Войтеха, которая хранится в сокровищнице пражского храма св. Вита. Если она действительно принадлежала св. Войтеху как знак епископского звания, то это был бы уникум, исключительно редкий и ценный предмет конца X века.

Старые исследователи в большинстве случаев считали эту перчатку подлинной, т. е. относящейся к периоду св. Войтеха. Но новейшее исследование более критично и обращает внимание, прежде всего, на то, что вплоть до XIII века перчатки всюду шились из ткани и что ни в литературе, ни на картинах предыдущего периода нет и следа вязаных перчаток. Но и так это одна из древнейших вязаных перчаток вообще и очень ценное доказательство высокой художественно-ремесленной зрелости .

Второй подобный предмет — перчатка, которая также приписывается св. Войтеху (см. илл.). Современное исследование относит изготовление этой вязаной перчатки к XIV—XV вв. и утверждает, что на более старую первоначальную манжету с византийской вышивкой перчатка была надвязана дополнительно. Этот исторический предмет хранится в храме св. Вацлава в гор. Стара Болеслава.

Перелом в ручное вязание пришел с вязальной станиной или ручным вязальным станком (1589 г.), изобретением галвертонского священника Вильяма Ли. Это изобретение довольно быстро переняли во Франции и в конце XVII в. вместе с гугенотами оно проникло в Германию. На его принципе были сконструированы почти все позднейшие вязальные машины. Но развитие в этом направлении шло очень медленно и только в XIX веке вязальное производство действительно механизируется.

Но ручное вязание не теряет своей популярности, а связанный вручную художественный и модный товар пользуется постоянным и непреходящим успехом. Вязание остается и останется популярным прикладным искусством, благодаря неограниченной возможности создавать новые модные узоры и модели.

Главная | Содержание | Далее
 


 

2010. Вязание